На главную
ДетиОрганы ОпекиС чего начатьБудущим родителямАнкеты детей
ПОИСК ДЕТЕЙ
Возраст:
Пол:
Число анкет на странице
Как работает поиск на сайте

Консультации по вопросам семейного устройства

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Рейтинг@Mail.ru



Я — герой. Быть героем легко.
Если у тебя нет рук или ног — ты герой или покойник.
Если у тебя нет родителей — надейся на свои руки и ноги.
И будь героем.
Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, — все.
Ты обречен быть героем до конца своих дней.
Или сдохнуть. Я — герой.
У меня просто нет другого выхода.

Рубен Давид Гонселес Гальего «Белым по черному»

Инвалиды на российских улицах — явление крайне редкое, в то время как в Европе их часто можно увидеть в общественных местах.

И дело здесь не в том, что в России меньше инвалидов — нет, их много, по официальной статистике 11 миллионов. Просто на Западе власти сделали все возможное для того, чтобы эти люди могли вести полноценную жизнь, а в нашей стране инвалид — по-прежнему изгой. «По-прежнему» — потому что вспомните советские времена, разве были у нас инвалиды? Нет. А значит, и проблем у них не было и быть не могло. Вот и приходится нам теперь догонять семимильными шагами европейские страны, в большинстве которых инвалидам уже давно предоставлены равные с другими гражданами права и возможности.

Причем, что самое страшное, бороться приходиться не только с обезличенной государственной машиной (когда даже в госучреждениях, например, нет пандусов), но и с обычными людьми в повседневной жизни. В нашем обществе есть очень удобный стереотип — «я не такой» и «меня эти проблемы никогда не коснутся», поэтому инвалидов часто не любят, боятся, избегают.

Но о защите прав можно говорить применительно к взрослым людям, а что же остается полутора миллионам российских детей-инвалидов?

Чаще всего от них отказываются еще в роддоме. Отказываются потому, что не знают, что с ними делать дальше, как себя вести, как сообщить о таком ребенке друзьям и родственникам. Роженицы инстинктивно дистанцируются от трудностей и проблем, с которыми им придется столкнуться, воспитывая особого ребенка, и пишут отказ. Уж если от здоровых детей отказываются каждый день, то про инвалидов и говорить нечего — мало кто осудит.

Обычно после мытарств по больницам и домам ребенка такие дети попадают в закрытые коррекционные школы-интернаты. Большинство из нас никогда не бывали там и не знают, как они выглядят, — мы же «не такие», зачем нам это? Резервация, ГУЛАГ для детей — так называют коррекционные школы даже социальные работники. Годами вместе живут дети с ДЦП, бронхиальной астмой, диабетом, онкологическими заболеваниями, врожденными физическими отклонениями и родовыми травмами. Вместе с ними находятся олигофрены, дети с синдромом Дауна, другими формами умственного отставания в развитии. Они общаются только между собой, получают знания в объеме начальной школы, совершенно не адаптированы социально и не приспособлены к жизни — они этой жизни-то и не видели никогда. Так же, как и мы с вами — их.

Проблема изолированности детей-инвалидов встает и в том случае, если ребенок остается в семье. Эти семьи почти не поддерживаются государством и обществом, не имеют юридической и психологической помощи.

Часто после рождения ребенка-инвалида семья распадается, отцы уходят. По социальным опросам, на которые ссылается уполномоченный по правам человека РФ, в дальнейшем треть этих отцов никогда больше не встречаются с такими детьми. Мать остается одна, она ближе к новорожденному, она жалеет и любит своего больного ребенка, но она часто не выдерживает и срывается эмоционально.

Рассказать мужу, родителям, знакомым — первые сложности, с которыми приходиться столкнуться мамам, а ведь дальше их ждут походы по врачам, удивленно спрашивающим порой: «Зачем он вам такой?», общение с мамочками-соседками, да и просто прогулки по городу, где невозможно предсказать отношение окружающих к малышу…

К сожалению, реакция общества на детей-инвалидов и их родителей часто оказывается негативной:

  • Агрессия. Если инвалид, значит, родители — алкоголики-наркоманы, за грехи их такое наказание, вот и правильно, так и надо. Взрослые люди, чаще всего, понимают, что такое отношение вызвано невежеством и непониманием того, как себя вести с умственно или физически ограниченным человеком. Грубость и хамство — это защитная реакция, так же как, например, и попытки общаться не с самим человеком, а с его сурдопереводчиком. Но ребенку-инвалиду, который видит, как бабушки у подъезда умиляются здоровенькой девочке Кате, не объяснишь, почему при его появлении все разговоры смолкают, а взгляды становятся пустыми. Он просто привыкает к атмосфере нелюбви и неприятия во внешней среде.
  • Отвращение, брезгливость. Зачем они этого инвалида привели на детскую площадку, чтобы он тут с нашими здоровыми детьми рядом был?! А вдруг он заразный? А вдруг он напугает мою Машу/Катю/Олю? Действительно, по данным анонимных опросов, большинство родителей против того, чтобы их дети учились, играли и просто жили рядом с детьми-инвалидами. Такой настрой идет от недостатка информации и толерантности. Как для здорового, так и для ребенка с ограниченными возможностями совместное общение — большой развивающий момент. Играя и общаясь между собой, они понимают, что один — рыжий, другой картавит, а третий — слабослышащий. Когда наши дети научатся смотреть на детей-инвалидов, как на личностей, а не просто как на инвалидов, тем более — уродов, это будет первым признаком оздоровления нашего общества.
  • Сердобольность, жалость. Ах ты маленький, несчастненький, за что ж тебя так… Издержки русского национального характера — нам проще пожалеть, чем воспринять человека равным себе и так же на равных общаться. Стоит ли говорить, что это тоже дискриминация, причем зачастую еще более вредная для ребенка — дети очень чутко улавливают моменты, когда они могут манипулировать взрослыми, и, если вы пойдете у них на поводу, будут пользоваться этим, считая, что им все должны. Например, в США есть специальные рекомендации для учителей, работающих с особыми детьми, где подчеркивается, что преподаватель должен умело балансировать между тем, чтобы оказывать любую помощь, необходимую такому ученику, но при этом не навязывать ее.
  • Насмешки, издевательства. Зачем вы его в театр привели, он же все равно ничего не поймет? От помещения детей-инвалидов в адекватную среду развития, среду обучения, может кардинально зависеть их интеллектуальный уровень и, соответственно, их будущее.
  • Осуждение. Живут на полном государственном довольствии, а еще жалуются, что денег не хватает! Многие почему-то воспринимают инвалидов как иждивенцев, которым не надо работать — государство и так всегда о них позаботится, принесет пособия и льготы на блюдечке с голубой каемочкой. Во-первых, даже если и принесет — что бывает редко — то на две-три тысячи рублей в месяц и здорового-то ребенка не прокормишь, не говоря уже о покупке лекарств и оплате врачей для детей с патологиями. А во-вторых, факт инвалидности ребенка нужно доказывать ежегодно либо через год (в зависимости от группы инвалидности), даже если эта инвалидность очевидна (слепота, отсутствие конечностей и т.п.), ради скудного перечня льгот, некоторые из которых выглядят просто издевательски…


И весь этот негатив накрывает не только родителей, но и самого ребенка, накладываясь на проблему физиологическую или ментальную, усугубляя его чувство неполноценности, порождая комплексы, ответную неприязнь к «здоровым» людям, которые даже представить себе не могут, ЧТО это такое — год, неделя или хотя бы час в инвалидной коляске, на костылях, на больничной койке. Дети-инвалиды общаются с себе подобными, их мамы стараются поддерживать друг друга как могут, а здоровые дети и их родители живут своей обычной жизнью… Когда первые и вторые встречаются — в поликлинике, больнице или, реже, на улице, — ни те ни другие не знают, как себя вести, ожидать ли агрессии, а может, просто сделать вид, что не замечаешь?

Пока, к сожалению, больше всех в «незамечании» преуспело наше государство. Вот только чем дольше это продолжается, тем больше поколений таких детей вырастают во взрослых, самостоятельных, дееспособных людей, никогда не общавшихся с инвалидами и отгораживающихся от этой проблемы, как будто ее нет. Речь не идет об учебниках, набранных шрифтом Брайля, лекциях с сурдопереводом, школьных автобусах с трапами и подъемниками — хотя для американских детей-инвалидов это норма, не говоря уже об инклюзивном образовании — возможности для детей с физическими и умственными ограничениями учиться вместе со здоровыми ребятами, получать образование того же уровня, общаться со сверстниками.

Речь о том, что зависит от каждого из нас, что каждый из нас может изменить — задумавшись о том, как живется детям-инвалидам в этом недружественном им мире, избавившись от стереотипов и предрассудков, годами культивировавшихся в нашем сознании, да и просто поздоровавшись с особым малышом на улице. Поверьте, его мама будет рада, а ребенку это подарит толику веры в себя и свои силы.

Отношение к инвалидам — один из главных показателей зрелости общества. В силах каждого из нас сделать шаг навстречу этой наиболее уязвимой части населения — не просто пожалеть их, а реально поддержать инвалидов, их родных, людей, которые работают с ними. Если мы начнем задумываться над этой «неудобной» темой, то у нас действительно появится шанс увидеть людей, имеющих инвалидность, — не шаблоны и штампы, а реальных людей — и больших, и совсем маленьких, чьи потребности и желания ничем не отличаются от наших.

Назад в раздел

Сайт создан при поддержке благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам", 2007
                       По всем вопросам по работе сайта пишите на
opekaweb@gmail.com
Rambler's Top100